Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:32 

Диран
Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак.
Еще немного мозгожорства, которое только в голове.
Таймлайн - буквально за день до предыдущей зарисовки.

На полноценную повесть о Странниках меня, конечно не хватит, да и слишком много канонов уже намешано. Но для себя внезапно захотелось иметь основные вехи в написанном виде. Для памяти. Так что по мере сил, желания и времени буду делать заметки, наверное. И теребить остальных))

На этот раз круг тех, кому понятно, что происходит, еще уже, ну да ладно))

В нос ударил резкий запах пряных трав. Алан зажмурился. Полынь, пижма, сосновая смола. Полевая герань и шалфей. Все с горечью, но так остро и свежо, что сразу "вспоминаешь". Запах и мир. Хотя Алан не может помнить, не его эта память, он и названий-то таких не знал, это все навалилось и врезалось в подсознание в день, когда он узнал об одной из своих "жизней". День, который Алан и рад бы забыть, но который никому не позволил бы у себя отнять. Тогда он узнал или точнее вспомнил разом все: все названия, запахи, рубленую, но завораживающую речь веннов. Алан провел пальцами по волосам, чтобы скинуть морок - никаких впелетеных бусин, никаких косичек. Только строгий хвост, чтоб уважить традиции мира. "Я не он, не он!" - нужно почетче себе говорить. И побыстрее разобраться с делом.

Ведь Алан так и не решился ни разу сюда заглянуть. Слишком больно и ярко было вспоминать то ли свою прежнюю, то ли чужую жизнь. А теперь пришлось... Алан ступал осторожно, стараясь не приминать слишком сильно крапиву и чистотел, и не ломать ветки ольхи. Эта земля никогда не знала ноги человека. Вот так - явился в мир и уже святотатствуешь. Алан передернул плечом и вышел на поляну, где лес расступался неестественно ровным кругом.
Сзади сразу же послышалось гулкое уханье совы. Или справа. Алан оглянулся - никого. Хотел продолжить путь - и лицо обожгло резким касанием крыла. Перед Аланом сидела, раскинув свои крылья, огромная сова. Сова - страж, тот, кто видит во тьме, чтоб заприметить путника вдали, и кто мудр, чтоб не казнить его сразу, но имеет острые когти и тяжелый клюв на случай, если придется. Алан замер. Ведь не думал он взаправду, что Земля Предков так легко впустит его. Но другого пути ведь не было. Он должен был узнать. Алан осторожно склонил голову, надеясь, что его правильно поймут, выждал несколько секунд, а затем решительно обошел стража сбоку. В его спину не впились когти и даже клюв не разбил череп, а это уже больше приветливости, чем он мог ожидать. Только под лопатками зудело от цепкого взгляда совиных глаз. Совиных... Алан шел, склонив голову, и увидел, как трансформировалась тень. Теперь за его спиной стоял человек. Алан не обернулся и продолжил идти вперед, к старому кривому дубу на окраине поляны. А поляну медленно наполняли люди. Или звери. Или люди. В них не отличить. Хранители своих родов. Достойнейшие. Преданные. Рысь, кабан, лиса. Тетерев и ласка. Олень. Они все пребывали, а Алан шел, не обращая внимания. Они разорвут его тело за несколько минут, но, пока они медлили, и у него был шанс успеть. Ему ведь была нужна лишь пара секунд. Странно текло время. Словно оно стояло на месте, но одновременно с тем здесь сосредоточилось все время этого мира разом. Алан чувствовал временные потоки, чувствовал их мощь, но чувствовал себя бессильным. Земля Предков давила на чужака, поднимая из глубин души мерзкое и липкое отчаяние: "ты не сможешь", "ведь ничего не выйдет", "столько времени прошло". Алан сжал кулаки и ускорил шаг. Хранители не шелохнулись.

Волкодав лежал под дубом. Алан опустился рядом и сжал кулаки еще сильней, справлясь с дрожью. Огромный пес не просто подпустил чужака близко - он не дышал. Значит никто так и не оказался достоин? Или прежний Хранитель обязан передать "шкуру" приемнику, и теперь род Серых Псов лишился покровительства? Хотя какое там... Шанса на возрождение. Алан вдохнул глубоко, сглатывая ком в горле, и протянул руку, касаясь грубой шерсти. И все же тело не тлело, а лишь спало в ожидании истинного хозяина. Алан провел по широкому боку, и в нос уларил запах мокрой от росы собачьей шерсти. Значит, все возможно. Значит, если на его просьбу откликнутся...
- Может, я и не заслужил исполнения своих просьб, но ты точно заслужил шанс вернуться. Ужасно, что этот шанс в моих руках, так запачканых руках...
Алан не заметил, когда начал говорить вслух - сначала забормотав слипшимися пересохшими губами, а потом все набирая голосом силу и глубину. Время вдруг побежало вперед. Зашелестела листва, ветки зашуршали под лапами стекающихся на поляну зверей. Ветер подул сильнее, призывая в путь.
Алан встал: его так и не прогнали, и злоупотреблять внезапным милосердием Земли Предков не стоило. Смотреть на серого волкодава было тяжело, но уходить не легче. Если сощуриться, так, чтоб ресницы почти сомкнулись, можно представить, как вздымается мускулистая грудь в ровном собачьем дыхании, как неуловимо шевелится хвост.
Тихий рык вырвал Алана из марева фантазий. Из кустов жимолости, что раскинулись за дубом, на него уставились два алых глаза. В их отсветах совсем зловеще смотрелись острые зубы, в остальном угадывался лишь силуэт - слишком черным был волк. Да, Алан не сомневался ни секунды, что волк. Кажется, он узнал бы зверя и с закрытыми глазами. Тот смотрел. Хищно. Пристально. Алан упрямо сжал зубы и резко развернулся. Его шаги стали шире и тверже. Он прекрасно знает, как ломать хребты монстрам, живущим внутри себя. Потому что они всегда мешают делу. Их питает совесть и раскаянье в ошибках, а потом они незаметно перекидываются на надежды и веру, а потом и не заметишь, как дожирают самую твою суть. И не знаешь, что страшнее: стать жертвой оживших кошмаров или смотреть со стороны. Хватит этой дряни. Насмотрелся.

Алан пересек всю поляну и скрылся за лапами можжевельника, прежде чем покинул мир. Он мог бы и сразу, но эти слишком серьезные глаза оленей и слишком желтые - людей, следившие за ним заслуживали вежливого обращения. Он всяко чужак этому миру и никогда не станет даже желанным гостем. Но ему было позволено войти, и теперь иначе поступать не хотелось.

@темы: Творчество, В одном предложении, Fitful steps on Milky way

URL
Комментарии
2016-09-01 в 18:57 

Natit12-45
У времени мирный характер, но оно неизбежно побеждает (с)
Ох. Оооох. После такого нужно снова вспоминать как дышать. Очень уж по живому...

2016-09-01 в 23:19 

Диран
Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак.
Natit12-45, да, это очень сложный момент. Алану очень было нужно возвращение Дерена, очень.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Музыка слова, рисунок танца и текст абриса...

главная