Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:07 

Диран
Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак.
Совершенно внезапное порно.

Алан, Ричард, драббл, R, ни-о-чем-не-жалею. Надеюсь, теперь мне станет легче, и все такое.

И во-всем-виноваты-новые-крепления-в-тренажерке-Натит.

В комнате было темно. Очень темно. Лунный свет с трудом пробивался сквозь щели жалюзи и оставлял на щеке Ричарда узкие белые, еще более контрастные из-за окружающей темени, полосы.
Алан пересчитал их большим пальцем и обхватил рукой горло Ричарда. Не сильно, не перекрывая воздух. Просто гладил пальцами шею, пытаясь почувствовать каждый вдох Ричарда. Тот дышал глубоко, ровняя дыхание, не давая ему сбиться, но Алан уже чувствовал малейшие неровности - как легкий обертон зарождающегося желания.
Ричард прижался затылком к стене, открываясь сильнее, и Алан стал гладить бока его шеи, затылок, большим пальцем - ключицу. Ричард закрыл глаза. Они оба молчали. Сегодня они уже наболтались до саднящей горло хрипоты. Да и после сказанного говорить было не о чем. Все и так ясно. Теперь.
Но Алан все не мог избавиться от своей задумчивости. Каждое новое мгновение для него сейчас было как заново. Мир не изменился, но внутри него стало по-другому. К этому нужно было привыкнуть. И Алан кожей впитывал это новое ощущение.

Ричард склонил голову набок и положил ладонь на бедро Алана, чтобы медленно провести по нему вверх и вниз. Бесцельная, дразнящая ласка. Ричард не провоцировал, он тоже нуждался в контакте. Алан чувствовал, что Ричарда уже потряхивает, но все не мог перестать стоять. Дышать. Чувствовать. так что он просто согнул ногу, упираясь коленом в стену, давая Ричу возможность упереться. А сам продолжил оглаживать его горло, все так же молча и неторопливо дыша ему в висок.

Ричард сжал бедро Алана, вцепляясь, не позволяя себе совсем съехать вниз. Он дышал уже часто-часто, покусывая губу. Алан чувствовал, как густеет воздух, делая время вязким словно смола. Чувствовал, как неторопливо проходит каждая секунда, словно невыносимо медленно падающая песчинка в песочных часах. Чувствовал, что осталось только одно бесконечно долгое мгновение до того момента, как Ричард не выдержит и обхватит его второй рукой, вцепиться в рубашку, потянет за ворот нетерпеливо, подастся вперед.

И тогда Алан не сдержится и сам. Ухватит Ричарда за плечо и уронит его на кровать. Стащит с него футболку и, не прерывая жадных, доходящих до укусов, поцелуев, завяжет ее узлом на запястьях. Основной узел автоматически разместит на левом, фиксируя правое максимально комфортно, потому что Ричард - чтоб его черти драли - нет, не стоит, сам справится, - покалечил связку основательно, и с ней бы еще разбираться, но все завтра. А пока он просто не позволит Ричарду ею шевелить. И на любое возмущение напомнит о медицинском назначении бондажа. Только он и сам знает - Ричард не станет возмущаться. Наоборот - расслабится окончательно. Так что Алан все так же молча будет целовать это чертово запястье сквозь складки пропахшего ричардовым одеколоном трикотажа, пока его руки будут сжимать - ощутимо и тяжеловесно - ребра Ричарда. И оторвется он только тогда, когда с губ Риччи сорвется первый стон. Тогда он сместится, прижмется в обнаженному животу Ричарда и расскажет ему - туда, в самое нутро, - какой он идиот. Как можно настолько не соблюдать технику безопасности при встречи рук и каменной кладки. Ричард не будет слышать. Не будет слушать. Не будет отвечать. Он будет просто смотреть в потолок. Только мышцы пресса будут неровно сокращаться в ответ на низкий хриплый шепот. Потом Алан приподнимется и посмотрит на широко распахнутые, влажные глаза Ричарда. Ему захочется завязать их, но желание не отрываться от теплого - родного - тела будет сильнее, поэтому он просто скажет:
- Закрой глаза.
И Рич послушается, не став открывать их до самого утра. Он будет ровно таким, какой сводит Алан с ума - податливым и требовательным одновременно. И на этот раз между ними и правда не останется ничего.

Но все это случится лишь через мгновение. А пока Алан вел пальцем вдоль вены бьющейся частым пульсом под подушечкой пальца, делая свой последний глубокий и размеренный вдох, и ждал, пока песчинка все же упадет.

@темы: Fitful steps on Milky way, В одном предложении

URL
Комментарии
2017-05-13 в 00:14 

Natit12-45
У времени мирный характер, но оно неизбежно побеждает (с)

2017-05-13 в 08:18 

Диран
Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак.
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Музыка слова, рисунок танца и текст абриса...

главная