13:12 

Диран
Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак.
Здравствуй, новый хэдканон. Как всегда: придумал, решил "о, круто!", отложил в голове вариться, почти забыл, налетел с разбегу.

Пытаюсь расписаться для второй команды. Пытаюсь экспериментировать с описаниями и со временем (двусмысленно прозвучало, но, хм, так и есть).

Так что опять никому не нужное понятное теперь еще меньшему количеству людей. Полностью понятное, пожалуй, только вообще одному :lol:
Сага. Странники. Тоска по лету. Слабо различимый фикс-ит.

Сага влетает в этот мир и бежит еще несколько метров по инерции. Ей вслед гудит вильнувшая в последний момент машина, и она поднимает руку, чтобы махнуть извинительно, но машина уже скрылась за углом. Сага снимает наушники и идет по мостовой, жадно впитывая в себя ощущения нового мира. Ее окружает буйство красок: цветут липы, сирень. Маргаритки пытаются успеть отжить свое, пока их не срезали ножи газонокосилки. Такие же яркие девчонки в легких платьях снуют вокруг. Желтые юбки. Зеленые сумки. Оранжевые шнурки. Саге нравится та, что с фиолетовыми дредами, но она быстро теряется в толпе.

Саге кажется, что она попала в голову художника-импрессиониста: смазанные облаками краски предзакатного, но еще голубого неба; точные мазки листвы; зыбкие, пятнистые отражения в оставленных поливальной машиной лужах. Ветер бесшумно качает кроны деревьев, и на асфальте играют нечеткие тени.
Но Сага втягивает носом пыльный воздух с привкусом бензина и чувствует себя вполне материальной и живой. Она заскочила сюда почти случайно. Ей полагается быть в другом месте. Впрочем, она и так бежала с опережением графика, поэтому не стала отказывать себе во внезапном желании свернуть с дороги. Так что она идет по тротуару, разглядывая летние веранды придорожных кафе. Слушает смех, крики, гудки машин и тихий, едва различимый, скорее треск, чем мотив, в невыключенных наушниках.

Ей хочется выпить, и дело не в том, что ей жарко, а в том, что, пройдя по алее пятьдесят метров, невозможно устоять. У каждого встречного в руках кофейный стаканчик или бутылка лимонада, и она чувствует почти физическую необходимость взять в руки прохладный, потеющий пластик. Она разглядывает летние веранды кафешек, все они милы по-своему, но ничто не цепляет ее взгляд. Она подумывает зайти в простую бургерную и схватить с собой на вынос что-нибудь ледяное и с названием на модный итальянский манер, но вдруг замечает вывеску на углу кирпичного дома. Не примечательная вывеска: несколько неоновых трубок, образующих название. Она еще не горит - солнце не село, но из подвального помещения, куда ведут указатель и аккуратная лестница, доносится музыка.

Сага подходит к лестнице и прислушивается. Фортепиано. Соло. Джаз. Она уже стоит на нижней ступеньке, не замечая, как это произошло.
Дверь открыта, и ее встречает темнокожая хотесс. Это место - совсем другое. Вечернее. Приглушенный свет, простое, но изысканное лакированное дерево. Ей казалось, что из таких мест могли бы и "попросить" за ее высокие кеды и порванные джинсы. Но, кажется, этот город живет иными правилами. Ей с улыбкой предлагают столик, но она занимает место у барной стойки. Догадливый бармен, не произнося ни слова, вскидывает шейкер и указывает пальцем на ром. Сага рассеянно кивает. Она оглядывает зал и видит наконец музыканта. В центре зала, за роялем, сидит высокий мужчина. Его глаза закрыты, а пальцы бегло бегут по клавишам. Неясное чувство, возникшее у входа, обостряется. Она вслушивается, пытаясь понять, в чем дело. Неклассический джаз. В музыке слышны лишь отголоски джазовых стандартов; исполнитель перетекает от одного к другому мягко, гладко. Играет нотами как жонглер, заставляя их течь неспешным, но игривым ручьем. Сага отпивает мохито из пододвинутого бокала и механически расплачивается сразу за две порции. Джаз обволакивает, пальцы стремятся постукивать в такт - но под ложечкой сосет не от этого. Сага начинает разглядывать музыканта пристальней. Скуластое лицо. Длинные пальцы. Костюм, но без галстука или бабочки. Небрежно уложенные темные волосы. И завершающим мазком - одинокая контрастная светлая прядь, спадающая на лоб. Сага не знает понятий красоты этого мира, возможно, он красавец, а быть может такие скулы и этот резкий изгиб губ нынче и не в моде. Но это все совершенно не важно. Она допивает мохито, но внутренняя дрожь только усиливается.

Сага все понимает, когда музыкант открывает глаза и встречается с ней взглядом. Он смотрит на нее - не на случайного слушателя, а на нее, прямо в душу, в суть, - и она чувствует музыку. Заполняющую помещение, прокатывающуюся по улицам, заставляющую откликаться струны мира, музыку. Он сидит в небольшом ресторанчике в центре мегаполиса, ласкает пальцами клавиши, но на самом деле его сила создает из клубящегося вокруг мира марева тропы песен. Он делает то, на что у нее уходят дни, за пару касаний пальцами, и вместо выступающего пота на лице у него улыбка. Он снова прикрывает глаза и щурится, проваливаясь в мелодию. Он наслаждается. И музыка для него не просто инструмент, а что-то большее. Для нее тоже, но трудно не забывать об этом, когда ноют от перенапряжения руки и мозг вскипает от боязни ошибиться и соскользнуть во тьму.

Кто он? Знает ли о своем даре? Понимает ли, что творят его руки? Она оставляет недопитый бокал и подходит ближе. Медленно идет на убыль темп, и вот очередная мелодия стихает совсем. Замирают над клавишами пальцы. Секунда паузы - и музыкант вдыхает глубоко, снова открывая глаза. Он смотрит на Сагу, и она медленно кладет в вазочку для чаевых меркурианский золотой. В глазах музыканта ни тени удивления, словно это простой доллар.

- Спасибо.
- То, что вы делаете... Это... потрясающе. У вас талант.
Он улыбается в ответ.
- Мне бы понадобилась вечность, чтобы научиться так... творить.
- Или достойный учитель, - задумчиво говорит он, уже готовясь снова играть.

Звучат первые аккорды, и она уходит, забрав недопитый мохито с собой: на знакомых ей тропах песен в это время стоит жуткая жара. Она идет неторопливо по аллее, мосту, роще, небу, звездам, пространству. Она чувствует, как удивительно легко ложится под ноги дорога. Это ощущение преследует ее еще какое-то время, медленно растворяясь и оставляя лишь послевкусие памяти.



@темы: Творчество, Игры, Fitful steps on Milky way

URL
Комментарии
2017-07-05 в 13:59 

Natit12-45
У времени мирный характер, но оно неизбежно побеждает (с)
Сага не знает понятий красоты этого мира, возможно, он красавец, а быть может такие скулы и этот резкий изгиб губ нынче и не в моде. Но это все совершенно не важно.
Угу, потому что он завораживает вне зависимости от того, как выглядит :heart:

Очень, очень атмосферно получилось :heart::heart::heart:

2017-07-05 в 14:35 

Диран
Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак.
Саге вообще везет на идиотов смачных мужиков по жизни :D

Спасибо! Меня зацепила эта девочка. Вообще это какой-то целый класс девочек, ходящих по мирам: Элизабет из Биошока, Цири из Ведьмака, Сага вот из Дримфола. У них много общего, но первую мне жалко, в ее истории не ощущается масштабности, она, выходя в междумирье, остается историей одного мира. Вторая отчасти тоже. Ну и много другого на самом деле, хотя именно Странница из Цири вышла бы идеальная. Но, несмотря на то, что Ведьмак и Биошок меня невероятно проняли, я обожаю эти миры и сюжеты - оно все гениальное, а мир Дримфола делает мне сплошные фейспалмы и "мнэээээ", именно Сага зацепила настолько, что прописалась не просто в страннический хэдканон, а в личный.

URL
2017-07-05 в 19:00 

belDser
Ура! Это случилось! Корешок зла песен пророс!

2017-07-05 в 19:18 

Диран
Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак.
belDser, угу)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Измеряя шагами Млечный Путь

главная